Шарикова ручка

Новости
Почему до сих пор оперирующих ветврачей готовят к работе заочно

В России необходимо регулирование рынка ветеринарных услуг, контроль за деятельностью ветклиник, цирков и зоопарков, рассказал в интервью «ВиЖ» президент Ассоциации практикующих ветеринарных врачей Сергей Середа.

Но одна из проблем современной ветеринарии – подготовка кадров, полагает эксперт и предлагает реформировать систему получения высшего ветеринарного образования.

Сергей Владимирович, вы часто выступаете с критикой ветеринарного образования. Почему?

Сергей Середа: Сегодня ветеринарных специалистов выпускают больше, чем в Советском Союзе. Однако уровень их квалификации оставляет желать лучшего. В том числе поэтому выпускникам сложно устроиться на работу.

Отчасти у студентов нет мотивации. Отчасти недостатки есть в самой системе высшего образования. Многие вузы не могут набрать студентов, потому соглашаются на абитуриентов с низкими баллами по биологии и химии.

Процветает продажа дипломов.

И наконец, в российской ветеринарии до сих пор существует возможность получить высшее образование заочно. То есть можно, имея, например, высшее образование инженера или электрика, за два месяца получить диплом ветеринарного врача. Также можно получать первое ветеринарное образование заочно, приезжая один раз в год на сессию. Заочная система высшего ветеринарного образования была введена в России в послевоенное время, когда было туго с кадрами. Но сейчас-то уже XXI век.

Такого больше нет нигде в мире.

Студентам-заочникам не хватает практики?

Сергей Середа: Приезжая один раз в году на сессию, невозможно выучиться микробиологии, хирургии и прочему. Нельзя научиться оперировать заочно. Нужно элементарно понимать, как делаются операции.

О том, что у нас с ветеринарным образованием творится неладное, мы начали говорить 25 лет назад. Нас тогда называли лжецами. Сегодня никто так уже не говорит. Но вузы все же делают мало для изменения ситуации.

Любая система стремится к консервации, вузы не исключение. Как сподвигнуть их на изменения?

Сергей Середа: Совершенно верно. Система высшего образования во всех вузах России консервативна. При этом там особо не любят прислушиваться к другому мнению и продолжают жить, как 30 лет назад.

Считаю, что первое, что нужно сделать сейчас, – это закрыть лазейку для выдачи дипломов некомпетентным специалистам, убрать возможность получать квалификацию ветврача заочно.

Одно из крупнейших рекрутинговых агентств опросило молодых соискателей, о какой профессии они мечтают. Профессия ветеринарного врача вошла в пятерку профессий мечты. Получается, есть запрос, но нет адекватного ответа?

Сергей Середа: У меня уже скопилась пачка писем в ведомства, на многие из которых я вообще не получал никакого ответа. То есть проблема с адекватным ответом глобальная.

Но сейчас началось движение. На повестке – совместный с Министерством сельского хозяйства России деловой завтрак в рамках Европейского ветеринарного конгресса в Санкт-Петербурге в сентябре. Будем обсуждать пути развития высшего ветеринарного образования.

Кстати, такое крупное мероприятие проходит в нашей стране всего второй раз за последние 250 лет. В Советском Союзе подобный конгресс мы принимали в 1978 году. Так вот, мы сделали специальный пониженный взнос для российских студентов, замминистра сельского хозяйства написал письмо в вузы с приглашением к участию в конгрессе. Но заметного отклика от ветеринарных вузов нет. Это говорит о том, что глобально вузы не хотят меняться. У нас сегодня около 60 ветеринарных вузов, из них примерно четверть относится к Министерству образования, а остальные – к Минсельхозу.

Считаю, что эти два ведомства должны обратить внимание на профессию ветеринарного врача, так как она очень важна для продовольственной безопасности и выполнения задач по удвоению агроэкспорта в том числе.

Как защитить потребителя ветеринарных услуг? Была, например, идея вводить лицензирование ветклиник.

Сергей Середа: Вопрос лицензирования, конечно, очень важный. Оно предлагалось в том числе для того, чтобы ветклиники не делали жестоких, калечащих операций животным по прихоти их хозяев.

Но лицензирование не поможет решить проблему качества ветеринарных услуг. В лицензии не прописывается, какие операции делать нельзя. Лицензирование нужно в первую очередь для того, чтобы регулировать этот рынок.

Кстати, у нас в стране лицензирование уже практиковалось. Проводило его государство. Но это была коррумпированная система, отчасти профанация. Эту систему отменили несколько лет назад, и я согласен с мнением Минэкономразвития о том, что это было избыточное регулирование.

Тем не менее контроль должен быть, потому что сегодня рынок ветеринарных услуг, особенно в отношении мелких домашних животных, птиц, рыб, совершенно не регулируется. Поэтому появляются различные мошеннические схемы. Бывает, на дом выезжают «специалисты», не имеющие диплома врача. А многие ветврачи не проходят повышения квалификации.

Получается, сейчас рынок ветеринарных услуг совсем не прозрачный?

Сергей Середа: Сегодня ни один государственный орган не знает, сколько в стране людей, скажем, работает в области ветеринарии мелких домашних животных. Объективной статистики по этому рынку в России просто нет.

Есть ряд исследований крупных кормовых компаний. По их оценкам, врачей, которые занимаются этим видом деятельности, насчитывается около 20 тысяч. Я думаю, что их значительно больше. К тому же, помимо врачей, здесь еще участвуют и помощники врачей, и санитары, и делопроизводители, и так далее. Наверное, получается, что эта часть нашей экономики обеспечивает несколько сотен тысяч рабочих мест.

Что же делать?

Сергей Середа: Нужно вводить контроль. Но во всем мире не государство проводит лицензирование ветеринарной деятельности. Этим занимаются статуарные организации (независимые регистрирующие или лицензирующие органы, на которые возложены обязанности по регламентации деятельности ветврачей и параветеринарных специалистов в стране. – Прим. ред.), которым государство делегировало часть своих прав.

Например, во Франции есть лицензирование, но проводит его статуарный орган. При желании выхода на рынок ветеринарных услуг человеку нужно быть членом такой организации, иметь высшее ветеринарное образование и платить взносы. Причем лицензию получает конкретный врач, а не организация.

Это касается и продуктивных животных (коров, овец, птицы и так далее), и непродуктивных – то есть мелких домашних животных.

Наверное, мы тоже к этому придем. В России ветеринарная отрасль достаточно большая сила. Конечно же, она должна работать как часы. От этого зависит безопасность здоровья людей.

В России также предлагают ввести лицензирование цирков, зоопарков и прочих развлекательных учреждений, использующих животных. Как Вы относитесь к этой идее?

Сергей Середа: Я за. Сегодня в этих сферах отсутствует какой бы то ни было контроль. Лицензирование должно быть жестким.

Как сделать, чтобы оно не было формальным?

Сергей Середа: Это вопрос к государству. Вроде законы есть, но они почему-то не работают. Когда будет вводиться лицензирование, наверное, нужно привлекать к обсуждению правил сообщество ветеринарных врачей, потому что от них в этой сфере очень многое зависит. Необходимо прописывать, как будет содержаться животное, как оно станет транспортироваться. В сегодняшних цирках, к сожалению, ситуация не очень благополучная.

Ну и если мы хотим быть частью цивилизованного мира, то должны соблюдать права животных.

С чего начать?

Сергей Середа: Хотя бы с запрещения рекламы развлечений за счет животных. У нас же сейчас медийные персоны катаются на дельфинах…

Нужно в целом просвещение общества. Люди должны знать о правах животных, об этом должны говорить профессиональные люди – психологи, в том числе детские, зоопсихологи, ветеринарные врачи.

во Франции есть лицензирование, но проводит его статуарный орган. При желании выхода на рынок ветеринарных услуг человеку нужно быть членом такой организации, иметь высшее ветеринарное образование и платить взносы. Причем лицензию получает конкретный врач, а не организация.
Задайте вопрос