Почему в России снимают мало документальных фильмов о дикой природе

Новости
06.10.2020 09:46:00
Рынок производства документальных фильмов о природе в России не развит. Кроме того, таких продуктов совсем немного и в сетке вещания российских телеканалов.
Текст: Анастасия Мазнева

Недавно «Российская газета» опубликовала мнение министра культуры Ольги Любимовой о том, что на российском телевидении почти нет неигрового кино и линейки таких фильмов на федеральных каналах закрываются. Однако спрос у зрителя на такие проекты большой, рассказала в интервью «Ветеринарии и жизни» продюсер и режиссер фильма «Медведи Камчатки. Начало жизни», руководитель студии LESFILM Ирина Журавлева.

Картина рассказывает о первом годе жизни бурых медведей, обитающих на территории Южно-Камчатского федерального заказника им. Т. И. Шпиленка.

Ирина, насколько велик интерес российских зрителей к фильмам о живой природе?

Ирина Журавлева: Интерес большой. Это показал, например, наш краудфандинг – мы собрали большую сумму для производства фильма на платформе Planeta.ru.

Но в России действительно не развит рынок документального кино – ни природного, ни социального, так как нет возможности показывать документальные фильмы на ТВ. «Медведи Камчатки. Начало жизни» показали только на одном телеканале – «Санкт-Петербург», еще заинтересовался телеканал «Культура». Даже когда мы получили премию Русского географического общества, на вручении которой сидели руководители всех наших телеканалов, и президент обратил их внимание на то, что надо показывать такие фильмы, реакции не последовало. Мне это непонятно, потому что людям хочется смотреть такое кино. Но это уже вопрос к политике нашего телевидения.

Фильмы о российской природе приезжают снимать западные телеканалы. Это накладывает отпечаток на то, что мы получаем в итоге. Раньше наши телеканалы заказывали съемку российской природы у западных групп. Сейчас, кажется, никто ничего не заказывает серьезного, большого, высококачественного.

С «Медведями Камчатки» была другая история. Нас телеканалы не финансировали, мы пошли через краудфандинг, спонсорство, частных инвесторов. Но лучше так не делать, потому что природное кино чаще всего не окупается, так пока происходит и с «Медведями».


Автор фото Игорь Шпиленок

Чем «Медведи Камчатки. Начало жизни» отличается от других документальных фильмов о природе?

Ирина Журавлева: Документальные фильмы BBC, Netflix, западных телеканалов сделаны всегда на очень высоком уровне, но часто по некоему шаблону, к которому привыкли зрители. Художественного разнообразия в этом нет.

В «Медведях Камчатки» мы попытались сделать по-другому, без шаблона, как чувствуем. Получилось отлично от того, к чему все привыкли. И на международных фестивалях все отмечали именно этот факт. Получилось лирично, без закадрового голоса, медленный монтаж, глубокое погружение, без эпической музыки, которая часто спекулирует на эмоциях. Мы старались от этого уйти. Рискованно, но по-другому снять фильм мы не могли.

Как вы считаете, станет ли человечество серьезнее относиться к природе и уважать соседей по планете из-за пандемии COVID-19?

Ирина Журавлева: Смотря в какой стране. Но в целом я пессимистична. Во время экономического кризиса, в условиях угрозы жизни современный человек не думает об экологии, природе и ее охране. Хотя, на мой взгляд, задаваться столь глобальными вопросами, подводя некие итоги нашего пребывания на планете, сейчас самое время. Но, к сожалению, в России вопросы экологии и этичного взаимодействия с природой до сих пор удел небольших групп активистов, ученых, сотрудников особо охраняемых природных территорий и заинтересованных людей, у которых от этого зависит бизнес. Нет элементарной культуры поведения в окружающей среде. Но изменения происходят, инициативы в этом направлении крайне важны. Поэтому мы и создаем наши проекты – фильмы, медиаресурсы, образовательные материалы, пытаясь достучаться до людей через сердце, сознание, постановку перед фактами, которые часто ужасающие и говорят сами за себя.

Сейчас у нас в работе два проекта: большой фильм и сериал про вековые (малонарушенные, старовозрастные, первичные, первозданные) леса России и картина о гималайском медведе, который еще, к счастью, встречается на Дальнем Востоке нашей страны, но стремительно теряет среду обитания.


Автор фото Дмитрий Воронов

Как родилась идея создания фильма «Медведи Камчатки. Начало жизни»?

Ирина Журавлева: В 2010 году я начала делать культурные проекты, посвященные ответственному отношению к природе, создала студию. В 2015 году мне стало мало работы с фотографией, и мы придумали с моим другом кинематографистом Евгением Евграфовым фильм про лес. Мы решили создать фильм с привлечением фотографа-натуралиста Игоря Петровича Шпиленка. Я написала Игорю Петровичу, но он предложил мне совсем другое: стать продюсером фильма о медвежьем детстве, то есть о первом годе жизни бурого медведя. Он придумал этот фильм вместе с братом, известным кинодокументалистом Дмитрием Шпиленком. Я раньше не занималась кино, но за этот проект взялась.

Для создания фильма съемочная группа в течение семи месяцев наблюдала за жизнью медвежьих семей на территории Южно-Камчатского федерального заказника. С какими техническими сложностями пришлось столкнуться в процессе съемок?

Ирина Журавлева: Основная техническая сложность – погодные условия. Погода на Камчатке, как правило, пасмурная, ветреная, влажность высокая, и для оборудования это плохо. Мы не стали брать камеры, на которые снимает BBC или National Geographic, потому что они дорогие и достаточно капризные в таких природных условиях, как на Камчатке.

Приходилось носить с собой много аккумуляторов, а потом каждый вечер их заряжать. Хорошо, что на Курильском озере есть два кордона и домики с электричеством. Оно там есть не круглые сутки, только каждый вечер и каждое утро.

Дмитрий Шпиленок, оператор, и его ассистент Дмитрий Воронов на время съемок жили на кордоне в маленьких металлических вагончиках, хотя они оба – высокие мужчины.


Автор фото Игорь Шпиленок 

Были ли у операторов особые правила поведения вблизи медведей?

Ирина Журавлева: Иногда операторы находились на расстоянии 15–20 метров от животных, иногда даже ближе. Медведица все хорошо чувствует на расстоянии 200–300 метров вокруг себя и понимает, что рядом люди, которых, как правило, старается избегать. Но на Курильском озере на территории заказника на медведей не охотятся, поэтому у них пропадает генетический страх перед человеком. Уровень их внутренней настороженности

там невысокий, и это дает возможность более-менее спокойно снимать их близко. Если не конкурировать с ними за рыбу, не вести себя вызывающе, не подходить к ним вплотную, не использовать сильных запахов, дезодорантов например, и не есть в их присутствии, можно спокойно их снимать. При всем при этом главное понимать, что мы – гости на их земле. Хозяева они, не мы. Важен настрой человека, потому что зверь чувствует его. Чувствует, созидательная цель у человека или разрушительная. Как бы метафизично это ни звучало, я в это верю.

Что вам показалось наиболее интересным в поведении медведей?

Ирина Журавлева: Концентрация медведей на Курильском озере высокая, поэтому они проявляют очень разносторонний эмоциональный интеллект. Интересно наблюдать за ними. Наш фильм показывает социальное сосуществование медведей, их проявления дипломатии, толерантности или, наоборот, – агрессию. Медведи очень разные по характеру.

Интересно, что у медведиц развит сильный материнский инстинкт, но включается он, только когда медведица выходит из берлоги с медвежатами. До выхода из берлоги инстинкт приглушен. Так устроено, чтобы медведица могла убежать и родить новых медвежат в случае появления внешней угрозы.


Автор фото Дмитрий Воронов

Где вы берете энергию и силы на реализацию проектов?

Ирина Журавлева: Силы дает чувство ответственности и миссии говорить о бережном отношении к природе, раскрывать сердца, открывать планету для масс. С одной стороны, из-за обостренного чувства ответственности сложно двигаться вперед, потому что каждый шаг воспринимается как вопрос жизни и смерти, особенно в мало кому знакомой в России области природного кино. С другой стороны, именно это чувство долга перед планетой дает силы иметь дело с большими задачами и серьезными бюджетами.

Мне бывает страшно и приходится себя заставлять. Но надо делать. Мой девиз – «Глаза боятся – руки делают».

Справка «ВиЖ»

Документальный фильм «Медведи Камчатки. Начало жизни», созданный командой российской студии LESFILM, стал первым российским документальным фильмом о живой природе, который показали в кинотеатрах страны. Фильм получил более 20 наград международных и российских кинофестивалей, в том числе премию «Золотой орел» в номинации «Лучший неигровой фильм» Национальной академии кинематографических искусств и наук России и премию Русского географического общества (РГО) в номинации «Лучший медиапроект». «Медведей Камчатки» отметил и президент России Владимир Путин, присутствовавший на вручении премий РГО в 2018 году.

Задайте вопрос