Как борются с вирусами и бактериями в Дании

дискуссии
Устойчивость, или резистентность, бактерий к антибиотикам – сегодня одна из самых глобальных проблем в мире, в том числе для ветеринарии, заявил директор по вопросам продовольствия и ветеринарии Совета по сельскому хозяйству и продовольствию Дании Йенс Мунк Эббесен. В интервью «ВиЖ» он поделился своими взглядами на то, как остановить бесконтрольное применение препаратов и в то же время снизить риски по распространению бактериальных и вирусных инфекций. Стоит отметить, что ветеринарная система Дании отличается от других государств. В стране госветеринары и бизнес дружны, их совместная работа приносит хорошие результаты.

До 50 миллиграммов на килограмм

Господин Эббесен, многие эксперты делают неутешительные прогнозы относительно резистентности различных микроорганизмов к антибиотикам. А вы как думаете, что нас ждет?

Йенс Мунк Эббесен: Развитие у опасных патогенов устойчивости к антибиотикам, на мой взгляд, – сегодня одна из самых серьезных проблем и в Дании, и на планете в целом. К сожалению, мы пока далеки от избавления от этой беды.

Люди много путешествуют, а это ведет к быстрому распространению микробов, в том числе устойчивых к антибиотикам. При этом во многих странах растут объемы применяемых антибиотиков – и в животноводстве, и в медицине прежде всего.

В Дании у нас есть своя программа борьбы с антибиотикорезистентностью, мы успешно реализуем ее. Но наши усилия будут каплей в море, если другие страны не станут участвовать в решении глобальной проблемы. Антибиотикорезистентность – проблема, с которой мы должны бороться вместе, усилиями международного сообщества.

 И что конкретно делается в Дании?

 Йенс Мунк Эббесен: Прежде всего мы пытаемся снизить применение антибиотиков в животноводстве. Работаем над этим уже много лет, и сейчас уровень применения антибиотиков в сельском хозяйстве у нас, по сравнению со многими странами, низкий – менее 50 миллиграммов на килограмм биомассы животноводческой продукции.

Своя стратегия борьбы есть и в медицине. Например, пристальное внимание уделяется оправданному назначению препаратов. Важно, чтобы врач не прописывал антибиотики, если у ребенка грипп, то есть вирусная инфекция, которая не лечится антимикробными средствами. В Дании для борьбы с резистентностью используются подходы, утвержденные на международном уровне.

 Какие загрязнители пищевой продукции животного происхождения сегодня представляют наибольшую угрозу?

 Йенс Мунк Эббесен: Ситуация отличается в разных странах и зависит от вида продукции. В Дании это зоонозные инфекции, вызываемые сальмонеллами, бактериями рода кампилобактер – самыми опасными контаминантами (загрязнителями пищевых продуктов. – Прим. ред.). Более 25 лет мы работаем над предотвращением появления сальмонелл в мясе птицы, яйцах, свинине. И сегодня сальмонеллы в мясе птицы и яйцах, которые продаются в супермаркетах Дании, выявляются крайне редко. По свинине показатель выявлений тоже низкий – менее 1%.

Что касается бактерий рода кампилобактер, то мы сейчас активно работаем над этой актуальной проблемой. Пока именно кампилобактериоз становится причиной большинства пищевых отравлений в Дании. Часто возбудитель обнаруживается в мясе птицы, реже – в другой продукции. Бактерии присутствуют в окружающей среде, поэтому заразиться кампилобактериозом можно, например, выпив воды.

 Забор от АЧС

Как вы решаете проблему распространения вируса африканской чумы свиней?

 Йенс Мунк Эббесен: Свиноводство важно для экономики Дании. Мы выращиваем порядка 33 миллионов голов свиней в год, при этом население Дании – 5 миллионов человек. Мы экспортируем свинину в страны Евросоюза и другие государства. Примерно 25% всех товаров, экспортируемых нашей страной, – продукция АПК. И примерно 25% от этого объема приходится на свиноводство. То есть свиноводство обеспечивает около 12% доли экспорта. А это довольно большая цифра.

Конечно, нам важно защитить отрасль от вируса АЧС. Прежде всего мы сотрудничаем с другими странами – государствами Евросоюза, с Китаем, с Россией, конечно. Это обеспечивает единую стратегию борьбы с АЧС.

С другой стороны, мы реализуем программу, разработанную конкретно для Дании. С 2012 года, когда в Англии была вспышка ящура, все машины, перевозящие или перевозившие живых животных, при въезде проходят дезинфекцию на датско-немецкой границе. Большое внимание мы уделяем просветительской работе с фермерами и сотрудниками свиноводческих предприятий. Также в Дании на сегодня практически истреблена популяция дикого кабана.

Согласно официальным данным, во всей стране у нас осталось около сотни кабанов, на них разрешена охота в любое время года. Мы также строим забор на границе с Германией, чтобы предотвратить миграцию кабанов оттуда.

 Забор?

 Йенс Мунк Эббесен: Мы изучили опыт стран Восточной Европы, где были вспышки АЧС. Как правило, вирус распространяется по такому сценарию: люди перевозят продукты и оставляют пищевые отходы где-то на природе – не в закрытых мусорных баках. Когда у кабанов есть доступ к пищевым отходам, они могут стать переносчиками вируса и причиной распространения болезни. Мы уже наблюдали такое в Чехии, например. Так что забор препятствует появлению в Дании кабанов. А если нет кабанов – нет переносчика инфекции. Вероятно, через несколько лет в Дании дикие кабаны будут практически истреблены. И тем самым мы уберем один из главных факторов риска.

 ПЦР на смартфоне

 В 2018 году Датский технический университет и научно-исследовательский институт Россельхознадзора ФГБУ «ВГНКИ» подписали меморандум о научно-техническом сотрудничестве. Как Вы считаете, в чем роль международного сотрудничества для борьбы с болезнями животных?

Йенс Мунк Эббесен: Полагаю, для российского агропромышленного комплекса сотрудничество с другими странами очень важно. И Дании тоже важно иметь возможность делиться своим опытом и знаниями. Наш совет оказывает Датскому техническому университету всяческую поддержку в рамках работы с Россией по данному меморандуму.

 Какие научные технологии в ветеринарии Вы считаете самыми перспективными?

 Йенс Мунк Эббесен: Это серьезный вопрос. Сложно сразу указать на что-то конкретное, потому что сейчас технологии развиваются очень быстро. Что касается диагностики и определения вирусных и бактериальных инфекций, самая важная на сегодня технология – это ПЦР. Ее нельзя назвать новой, однако сейчас методы ПЦР совершенствуются. Например, появилась возможность проводить исследование в режиме реального времени. В лабораторию приносят образец, и можно сразу в процессе анализа загрузить на смартфон результаты, по которым становится ясно, есть ли в образце инфекция и какая. Это очень помогает в борьбе с распространением болезней.

Что касается пищевых инфекций, то здесь очень важно развитие технологий генетического секвенирования. Они позволяют детально изучить ДНК патогена и точно диагностировать источник инфекции.

 Что Вы можете посоветовать российским ученым, чтобы развивать ветеринарную науку в нашей стране и сохранять стабильную эпизоотическую обстановку?

 Йенс Мунк Эббесен: Россия – огромная страна. И, конечно, контролировать все на такой территории сложно. Однако российские специалисты справляются с этим очень хорошо. В России много профессионалов, вы любите и умеете учиться – новым технологиям и опыту. Лучший совет, который я могу дать, – это больше сотрудничать, быть открытыми. Потому что в ветеринарии дважды два – это больше, чем четыре.

Анастасия Мазнева

Прежде всего мы пытаемся снизить применение антибиотиков в животноводстве. Работаем над этим уже много лет, и сейчас уровень применения антибиотиков в сельском хозяйстве у нас, по сравнению со многими странами, низкий – менее 50 миллиграммов на килограмм биомассы животноводческой продукции.
Не оставляйте собак в машине

Ветеринары в соцсетях предупреждают о смертельном перегреве животных⠀

Ветеринары в постах социальной се...

Читать больше
Посмотреть все
Задайте вопрос